Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Персоналии

Михаил ЧЕБОНЕНКО: «Когда сбываются мечты»

Зрители канала НТВ хорошо знают этого представительного и интеллигентного молодого человека по сюжетам программы «Чрезвычайное происшествие». Но мало кто догадывается, что Михаил Чебоненко начинал свою карьеру телекорреспондента на владимирском канале, закончил Владимирский государственный педагогический (ныне гуманитарный) университет. Наша история о том, как человек со способностями и огромным желанием смог воплотить свои мечты в реальность.




О разбуженной совести

- Михаил, с чего необходимо начать движение к воплощению своей мечты?

- С образования. У меня оно высшее. И как это ни странно, чувствую себя именно человеком с высшим образованием. Просто многие опасались, что слишком рано работать начал, институт не закончу... С тем графиком, который был изначально (впрочем, как и сейчас), времени на личную жизнь едва хватало. Не говорю уже об учебе. В итоге - закончил пед, филфак. Приходилось в последний момент перед сессиями брать себя в руки, чем-то даже жертвовать и готовиться к экзаменам. Бывало, знакомился с преподавателем только на сессии. Кто-то из них замечал, что глаза стеклянные от невысыпания, тут же вспоминал какой-нибудь мой хороший сюжет по телевидению – и не мучил. Но находились и те, кто считал, что мне должно быть стыдно перед добросовестными однокурсниками, и заставляли приходить на экзамен по несколько раз. Впрочем, конфликтов никогда ни с кем не было. Слушался, подучивал материал – и приходил.

Почему-то учеба никогда не была на первом месте. Ведь есть интересная работа, в которой до сих пор души не чаю. К тому же нас на курсе парней-то было человек 5 из 70-ти. Некогда было об учебе думать. Первые 2 года института еще и в рок-группе пел – это жутко интересно было и затягивало. Да и друзей своих всегда так любил (и сейчас люблю), что старался никого не обделять вниманием. Но совесть всегда просыпалась к началу экзаменов. Очень хорошо, что удалось закончить престижный ВУЗ, где, на мой взгляд, очень сильная подготовка (я чувствую себя по жизни после владимирского филфака очень комфортно), и одновременно – сохранить профессию, с которой планирую связать еще не один десяток лет… Наверное, даже всю жизнь. Единственный предмет институтский, который, я считаю, посещал зря, – это информатика. Компьютерные азы познал только на практике.

Знания, полученные в университете, помогают мне быть универсальным: казаться на равных (или почти на равных) с ученым, спортсменом или школьником; преодолевать барьер, который стоит между тобой и собеседником. Повторюсь, филфак нашего педуниверситета – сильная школа: от формирования журналистского текста – до простого общения с людьми.

Сейчас чувствую себя, что называется, на своем месте. Всю жизнь мечтал о сцене и о работе на телевидении. Сцена (пусть на любительском уровне) была. В Вольгинском (это поселок, где я вырос, недалеко от Покрова) играл на скрипке, периодически концерты давал, потом к рок-музыке приобщился, тоже «звездили» на местном уровне… Страсть к телевидению оказалась сильнее.

- Почему вы выбрали именно филфак ВГГУ?

- Вообще-то я после школы позарился на журфак МГУ. Прошёл творческий конкурс, сдал на 4 английский (экзаменатор сказал: «Ставлю «четыре». «Пять» – в уме»), а вот сочинение немного подвело - одного балла не хватило. Поехал во Владимир – поступил на филфак. Тогда только открыли на его базе специализацию «Журналистика». Дал себе слово вернуться в Москву через год, но так и остался учиться во Владимире. Уж больно не хотелось с новыми друзьями расставаться. Кстати, во Владимире на вступительных экзаменах набрал 14 баллов из 15-ти.

«А вам слабо?»

- Михаил, вы начинали работать на владимирском телевидение?

- Да. Как я уже сказал, на «телек» мечтал попасть с раннего детства. Эта мечта уже в 6 классе осуществилась. Мой дебют – на телеканале РТР. В программу «Сам себе режиссер» в рубрику «Слабо?» отправил видеоролик, в котором я, сидя на шпагате, играл на скрипке что-то из Вивальди. Позвонили, сказали, что победил, и пригласили в студию. Там Алексей Лысенков вручил мне телевизор, тортик и что-то еще… Показали на всю страну, а телевизор, который подарили, до сих пор работает.

Во Владимире, уже в студенческие годы, случайно один из приятелей обмолвился, что имеет кое-какие знакомства на ГТРК «Владимир». Я это взял на заметку и попросил узнать, как можно туда попасть. Если честно, вначале даже не знал, кем именно я хочу там быть. По крайней мере, с трудом представлял. За компанию позвал своего приятеля Макса. Он тогда был в поисках себя и согласился. Нас привели на «Пионер» - легендарная студия на базе ГТРК, где из школьников делали высоких телепрофессионалов. Сейчас она, по-моему, уже не существует. Игорь Борисович – руководитель студии – провел с нами собеседование. Короче, дал понять, что это все не детский сад и что телевидение – это болезнь. И, если ты этим не заболеешь за время своей работы, - ты неудачник. Что-то вроде того. Максу больше возвращаться туда не захотелось. А я стал кататься с ребятами на съемки и изучать специфику работы. Первый выезд был с Андрюхой Цыгановым и Юркой Петровым. Они сейчас в Москве на «России».

Но в «Пионере» так и не остался. Через пару недель случайно в коридоре ГТРК встретился с главным редактором Андреем Николаевичем Филиновым. Тогда в новостях была пора отпусков, а эфиры никто не отменял. Он предложил попробовать меня корреспондентом в «Вести-Владимир». Я согласился. Работал очень много – сильно хотелось остаться. Даже летним отдыхом пожертвовал. Потом пытался въехать в специфику текстов новостных. Люди стали из отпусков возвращаться. Я выбирал самых профессиональных и учился у них делать сюжеты. Надо отдать должное школе ГТРК «Владимир». Сильная она. Я сейчас телевизор включаю – и почти на каждом канале вижу своих бывших коллег. В общем, влился я тогда в новостной темп и в коллектив довольно быстро.

Был только у меня дефект речи. Букву «р» я с детства не выговаривал. И понимал, что с этой особенностью далеко в телевидении не уйти. В 21 год решил обратиться к логопеду. Посоветовали профессионального человека, который согласился мною заняться. Понадобилось всего несколько уроков и круглосуточная практика. Моя жена Диана (тогда еще будущая) постоянно меня переспрашивала, когда я ей что-нибудь рассказывал без произношения буквы «р». Меня это раздражало, и я через «не могу» вырывал из себя этот сложный звук. А потом – привык. Тут же предложили итоговую программу вести. Полтора года совмещал роль ведущего с корреспондентством. В общем – незабываемые времена были. Мы там все на ГТРК были как большая семья. До сих пор созваниваемся, встречаемся…

 О любви

 - Михаил, расскажите, как вы оказались на НТВ?

- Мне просто захотелось в Москву. В один момент понял, что телевидение – это нечто большее, чем Владимирская область; и что мне еще учиться и учиться. За время работы во Владимире присмотрел среди телезвезд федерального масштаба несколько человек (это и шоумены, и аналитики) и понял, что работы – непочатый край. Да и к тому же Москву с детства люблю. Я же вырос неподалеку, часто сюда катались с друзьями и родителями. И друзья мои лучшие все здесь живут. В общем, взял на ГТРК отпуск – поехал в Москву. Сначала приехал в редакцию «Рен-ТВ». Там сейчас наш владимирский Илья Доронов ведущим работает в новостях. Он меня со всеми познакомил. Я поездил на съемки около месяца, а потом мне сказали, что нужно подождать месяцок-другой - якобы ставка должна освободиться. Я решил не ждать и позвонил на НТВ. Тогда в «ЧП» корреспонденты были нужны. Побеседовал с начальником, он мне дал пару недель на испытание, а потом предложил остаться в программе. Я, конечно, обрадовался. Думаю, каждый тележурналист мечтает хоть немного поработать на легендарном НТВ. Здесь просто здорово. Те великие телеведущие, кого ты до этого момента считал недосягаемыми, теперь каждый день проходят мимо тебя. Здороваешься с ними, и, кажется, так оно и должно быть. В общем, уровень во всем другой. На порядок выше.

- Почему вы выбрали именно эту программу на НТВ?

- Поначалу, слегка смутила тематика программы. Не сразу решился позвонить сюда. Все-таки криминал – дело очень специфическое, и не каждый сможет справиться. У нас до сих пор некоторые стажеры не выдерживают. И дело не в том, что «страшно жить». Просто все это нужно суметь преподнести телезрителям так, чтобы не ранить их психику, оставить у экрана телевизора. Но я все взвесил. Это все-таки немного новые ощущения. К тому же в список «ЧП» входят не только убийства, грабежи и взрывы, но и, скажем, необычные спасения животных… Тем более рейтинги у этой программы – одни из самых высоких на НТВ. А когда на третий день работы меня послали на Рублевку домой к Валерии и Пригожину (у них тогда украли драгоценности), я больше не сомневался в том, что и криминальная журналистика может затянуть надолго.

К тому же, здесь много положительных моментов. Бабушка, посмотревшая по телевизору сюжет о том, как её ровесницу обманули мошенники, сама не допустит подобной ошибки. По крайней мере, мне от всей души хочется в это верить.

О знании, терпении и репортажах

- Какие знания необходимы криминальному тележурналисту?

- Я не скажу, что каждый из нас знает на 100 процентов УК. Просто существуют определенные правила, которые любой журналист не имеет права не знать. Например, конфиденциальность (если речь в сюжете идет о несовершеннолетнем) или запрет на высказывание своего личного мнения в сюжете… Правда, некоторые пункты УК нам все-таки пришлось подучить: их важно знать, когда общаешься с представителем правоохранительных органов. Не менее важно проявлять сдержанность и вообще следить за своим поведением. Если к тебе подвели арестованного, который еще вчера убил 10 человек, не нужно стараться, как можно быстрее задать ему запланированные вопросы и уйти. Если он поймет, что смущает тебя, он просто будет молчать. Ну и, конечно, терпение. Когда мы в Петербурге снимали женщину, у которой в квартире живет 50 собак, нам хотелось как можно быстрее выйти на улицу. В квартире по понятным причинам невозможно было находиться. Вот здесь уже включается профессиональный принцип. Сбежим на улицу – не будет хорошего сюжета.

- Чем отличается работа на федеральном телеканале от работы на региональном?

- Во-первых, аудиторией. Одно дело, тебя смотрит несколько тысяч человек, и совсем другое – миллионы во всех городах России. Здесь и ответственности ты чувствуешь больше. Работа сапера: не имеешь права и на малейшую ошибку. В лучшем случае – накажут рублем. Во-вторых, разница в уровне подачи материала. На федеральном уровне текст проходит очень жесткую проверку, прежде чем попасть в эфир. Но надо отдать должное, специфика новостного текста на всех телеканалах, как региональных, так и федеральных – одинаковая.

- Вы можете вспомнить свой первый репортаж?

- Первый репортаж я снял, когда стажировался на ГТРК «Владимир». Сюжет о том, как в городе Костерево построили газовую котельную, а газа, как оказалось, в городе на тот момент не было. В итоге её снова разломали и переделали под мазут. С темой, конечно, повезло. Такие вещи нельзя, что называется, «запороть». Впрочем, положительных эмоций после выхода сюжета в эфир все равно не испытал. Из-за проблем с наговором, его начитал другой корреспондент. Естественно, это все выглядело так, будто он и снял этот сюжет.

- Тогда какой сюжет является самым запоминающимся на данный момент?

- Без раздумий вспоминается выход в прямой эфир НТВ с места падения самолета в районе аэропорта Домодедово. Тогда приходилось работать спонтанно. Никто никуда не пускал, а рассказывать что-то нужно было. За короткое время удалось раздобыть информацию и благополучно «включиться». И до сих пор на памяти последняя поездка в Астраханскую область. 2 дня в открытом Каспии мы с милиционерами ловили браконьеров. В море и ночевали. Тогда пришлось, как следует поработать. На главное задержание нас долго не соглашались брать. Браконьеры были вооружены автоматами. Слава богу, никто ни в кого не стрелял. Впрочем, на всякий случай нас старались держать от места событий подальше.

О звездах и путешествиях

- Вы упомянули, что были в гостях у Валерии и Пригожина. А можно узнать подробности?

- Валерия и Пригожин - очень приветливые, доброжелательные и гостеприимные люди. Они долго рассказывали о ценности колье, которое у них украли. Но в итоге признались, что не держат зла на грабителя.

С Киркоровым общался. Он рассказывал, как его охранник несколько лет его же и грабил. Мы снимали Филиппа в московском кафе. После своего выступления он дал нам интервью. Я между делом спросил: «Что здесь за мероприятие?» А он ответил: «Свадьба какая-то». Эти люди всегда хотят, чтобы о них говорили, и для нас это - беспроигрышный вариант. На звезд телезрители всегда охотно смотрят. Кстати, ни одного фото со знаменитостью – так и не сделал. Нужно держать себя в руках.

- Вам наверняка приходится много путешествовать?

- Да, командировок много, в разные точки России. О поездке на Каспийское море я уже рассказал. Вспоминается еще охота на волков в Пермском крае. Там зимой в деревни волки стали приходить и нападать на домашних животных. Из-за этого даже в школах занятия отменяли, чтобы дети не пострадали. Мы тогда два дня по пермским лесам разъезжали. Это тот случай, когда кропотливая работа сходит за отдых.

- Можете поделиться своими мечтами?

- У меня есть мечты, связанные опять же с работой. Но их я не озвучу. А еще я мечтаю о большой, дружной семье. Детей очень люблю… Думаю, смогу быть достойным отцом. Моя жена тоже так считает.

- Что изменилось в вашей жизни после того, как вы начали работать на НТВ?

- Изменилось мое отношение к работе. Я стал её еще больше ценить. Меня наконец-то увидели мои земляки из поселка Вольгинского. Областной канал там не ловит. И никто меня не видел по телевизору. Родители специально приезжали за 100 км, чтобы посмотреть мою программу.

- Что самое сложное для вас в вашей работе?

- Самое сложное, когда ты чувствуешь творческий кризис. Очень неприятно, если в новом тексте ты узнаешь интонации старого сюжета на похожую тематику. Только после долгого мыслительного процесса ты снова восстанавливаешь силы и выдаешь что-то новое, оригинальное, свое… Стараюсь никогда не стоять на месте. Я считаю: счастлив тот человек, у которого всегда есть планка выше той, которую он уже достиг. У меня, надеюсь, таких планок еще много. Считаю успешным журналиста, которого узнают по его личным интонациям. В новостях НТВ таких много. Сам этого пока не достиг. Есть поле для работы. Есть масса задумок. Чтобы их реализовать, нужно время. Надеюсь, получится.


Подготовила Фаина Шатрова


«Томикс», июль 2008 г.